«Если вы совершаете ошибку в десятый раз – не останавливайтесь»: интервью со стипендиатом Стэнфорда Александром Акименко

Share on FacebookTweet about this on Twitter

Недавно завершился прием заявок на стипендиальную программу для украинских лидеров в Стэнфорде – Ukrainian Emerging Leaders Program. Редакция rabota.ua поговорила с одним из ее инициаторов.

Александр Акименко – сооснователь компании «Платформедиа», издатель интернет-журнала Platfor.ma, в прошлом возглавлял отдел расследований в «Forbes.Украина», cтипендиат стэнфордской программы JSK Fellowship 2015/16. Вместе со своей супругой, Катериной Акименко, инициировал стипендиальную лидерскую программу The Ukrainian Emerging Leaders Program при Центре демократии, развития и верховенства права Стэнфордского университета.

В своем интервью Александр рассказал о том, как в США учат быть лидерами и мыслить глобально, не бояться начать свое дело и верить в силу честной журналистики.

О поездке в Стэнфорд

В 2015 году я приехал в Стэнфорд на год по программе JSK Fellowships. Это американская программа для медийщиков со всего мира: ежегодно отбирают 20 человек с интересными достижениями в профессии и дают возможность провести год в университете, посещать любые курсы и пользоваться всеми возможностями Кремниевой долины. Одна из лучших в мире технологических школ, феноменальная школа дизайна и инноваций, школа права, инженерии, гуманитарных наук. Все это было доступно и открыто для нашего посещения. Большинство времени я посвятил классам в Стэнфордской бизнес-школе (Stanford GSB)

Кроме них, я взял курс Френсиса Фукуямы «Демократия и верховенство права». Это был очень крутой опыт, поскольку Фукуяма – человек глубоких, энциклопедических знаний. В Стэнфорд мы поехали вместе с моей женой Катей, уже там заметили, что в университете очень мало украинцев.

интервью со стипендиатом Стэнфорда Александром Акименко

Фото предоставлено Александром Акименко

интервью со стипендиатом Стэнфорда Александром Акименко

Фото предоставлено Александром Акименко

интервью со стипендиатом Стэнфорда Александром Акименко

Picture by Ian Terpin / University Communications

О программе для будущих украинских лидеров

На одной из встреч, организованных нашей стипендией, Майкл Макфол (руководитель института Freeman Spogli Institue, бывший посол США в РФ) спросил, чем можно помочь Украине в развитии. На это мы с Катей предложили создать центр украинских студий или стипендию для украинцев, которые достигли значительных успехов в своей карьере в государственном или частном секторе, в юридической практике, медийных организациях либо общественных движениях. Макфод сказал, что были попытки создать подобное, но они не увенчались успехом, однако предложил попробовать.

В мае 2015-го мы предложили первый черновик описания этой программы. Майкл Макфол пригласил своего коллегу Френсиса Фукуяму, и мы вместе создали финальный проект.

После возвращения в Украину мы принялись за поиск партнеров и доноров для стипендии. Для нас очень важно, что ее теперь поддерживают Western NIS Enterprise Fund, музыкант и общественный деятель Святослав Вакарчук и инвестбанкир Томаш Фиала. Именно благодаря этим людям состоится пилотный первый год программы.

Уже в апреле будет известно, кто станет стипендиатами программы. В первом году счастливчиков будет трое. Я надеюсь, что университет даст им особый взгляд на проблемы, их решение и существенно расширит круг возможностей. Из какой сферы человек бы ни был – из частного, государственного или общественного сектора – он должен использовать возможности программы для развития нашей страны.

интервью со стипендиатом Стэнфорда Александром Акименко

Фото: Татьяна Пастир

Мы ожидаем, что люди, получив знания, опыт, контакты и вдохновение, вернутся в Украину и внедрят свои проекты и реформы. Меня радует, что мир стал настолько открыт, что все мы можем пользоваться плодами талантливых людей, которые преподают в лучших университетах мира.

Об учебе, которая является жизнью

В Стэнфорде образование мало чем отличается от жизни, оно и есть самой жизнью. На презентации финального класса по предпринимательству не понимаешь: они серьезно сейчас собираются делать этот стартап или просто презентуют учебный проект? Когда в жюри сидит несколько венчурных инвесторов, которые прямо сейчас готовы вложить в стартап деньги, – это удивляет, потому что дистанция между жизнью и образованием стирается. То же самое происходит и с научными исследованиями, и с учебными проектами, которые реально помогают людям: государствам, движениям, науке, бизнесу.

интервью со стипендиатом Стэнфорда Александром Акименко

Фото предоставлено Александром Акименко

Об отсутствии правильного ответа

В Стэнфордской бизнес-школе активно практикуется кейс-метод, когда есть описанный случай из жизни определенного бизнеса или предпринимателя. Студент перед приходом на пару читает этой кейс. А уже на занятии все занимаются его обсуждением: что произошло, почему, как бы могло быть иначе, и какие есть выходы из этой ситуации.

У нас ошибочно думают, что кейс можно решить. В GSB практикуют подход, что кейс можно лишь обсудить и понять, куда двигаться дальше. Кстати, герой кейса обычно присутствует в аудитории вне зависимости от того, как давно документ был написан – в 80-х, 90-х, или он свежий. Этот человек слушает обсуждения, которые ведут студенты, и в конце участвует со своими комментариями и рассуждениями.

Студенты высказывают очень много гипотез, но в конце никто не подводит итог, не говорит, что правильный ответ – это А или Б. В бизнесе, предпринимательстве, инвестировании, инновациях нет правильных ответов: можно поступить по-разному, но это не значит, что какой-то из путей неверный. Просто он может не вести к желаемому результату.

О культурном коде американцев

В Кремниевой долине и Стэнфорде верят, что именно они могут «Make the world a better place». Это мантра, которая проходит красной нитью через все. Эта идеология, что американцы могут поменять мир, работает в противовес националистической «Make America great again», которую культивирует Трамп и его сторонники.

Американцы свято верят, что с помощью технологий, инноваций, науки и культуры они могут изменить мир прямо оттуда и распространяют эти амбиции на весь мир. К сожалению, о каком бы украинском университете не шла речь, никто не думает о целом мире. У нас думают об Украине максимум или о своем бизнесе в лучшем случае.

В головах американцев нет мысли о том, что что-нибудь может быть невозможным, они постоянно бросают вызов реальности и создают новые продукты, концепты, открытия, которые очень амбициозны. Запустить ракету в космос и вернуть ее назад — дело времени. Добывать полезные ископаемые на метеоритах — можно попробовать. Излечить все болезни — давайте срочно это сделаем.

интервью со стипендиатом Стэнфорда Александром Акименко

Фото предоставлено Александром Акименко

О сильных сторонах украинцев

У нас очень сильное базовое образование, в особенности техническое. Украинцы, которые приезжает в США, оказываются часто гораздо более подготовленными, чем остальные. Мы очень стрессоустойчивы и дружелюбны, не агрессивны. Мы много работаем и говорим с миром на одном языке, просто нужно больше сближаться. У нас очень серьезная воля к победе – на майданах, на востоке, в бизнесе, экспериментаторстве. А еще мы большие идеалисты. Это делает нас очень ценными на мировом рынке труда.

Об эмиграции

В Украине – интересно, много чего можно воплотить. У нас большой простор для работы, начиная от бизнеса и заканчивая общественной и государственной деятельностью. Много незанятых ниш и места для фантазии и улучшений. В нашей стране – большое количество талантливых, светлых людей. Хорошее географическое месторасположение: от нас недалеко к Азии, к Европе. Потенциал огромный, просто нужно немного потрудиться.

Не нужно бояться начать свое дело. Но также надо строить инфраструктуру для того, чтобы развивалась предприимчивость, – не только места, где предприниматели могут себя найти, но и сервисная, менторская, образовательная инфраструктуры. Это центры, коворкинги, конференции обмена опытом. К счастью, это быстро развивается в Украине. После революции многие люди поняли, что многое зависит от них, и поверили в свои силы, начав заниматься предпринимательством.

О космополитизме

Я против того, чтобы жить и идентифицировать себя с какой-то одной страной. Понятно, что все мы родились и прожили здесь значительную часть жизни, но это не означает кровного обязательства жить всю жизнь в одном месте. Мир очень разнообразен.

интервью со стипендиатом Стэнфорда Александром Акименко

Фото: Татьяна Пастир

Если вы приедете в Кремниевую долину, посмотрите на ее этнический состав, то поймете, что это люди из самых разных уголков мира. Ты можешь сидеть рядом в классе с индусами, грузинами, австралийцами, немцами, непальцами. Это очень обогащает и показывает мир с разных точек зрения. Все эти люди составляют крепкий сплав таланта и ума. Надо, чтобы и к нам приезжали, чтобы мы ездили, делились своим опытом и брали его от других людей.

О том, как избавиться от пассивности

Есть патерналистская позиция, что власть должна что-то для тебя сделать. Так сложилось исторически, что никто не придет и ничего за вас не сделает. Нужно брать ответственность за себя, своих родных, подъезд, дом, город, бизнес, компанию, армию, подчиненных, коллег, начальство.

Когда человек понимает, что никто не придет и не скажет: «Убери подъезд!» или «Соберитесь вместе, создайте клуб!», – он будет активным. Все в наших руках, и мы все как-то проживаем нашу жизнь, — кто-то зря, кто-то со смыслом.

интервью со стипендиатом Стэнфорда Александром Акименко

Выступление Александра в Украинской Академии Лидерства

О стандартах журналиста

Два года назад я перестал быть журналистом. Я работал с крутыми профессионалами и знаю, что в этой сфере в чем-то мы очень сильны, в чем-то – слабы. Сильны в расследованиях, раскрытии коррупционных схем. Иногда перегибаем, но в общем, держим кого надо в тонусе.

Есть и «заказуха», «джинса», нечто похожее на журналистские расследования часто делается для кого-то или под кого-то. Но мне посчастливилось поработать с определенной группой журналистов, которая дорожит стандартами. Я знаю этих людей лично. Они могут свято заблуждаться, веря в то, что делают, но при этом они пытаются работать честно, не под кого-то.

Есть и no-name журналисты, которые только вылупились, и уже делают заказные статьи под выдуманными именами, чтобы затравить кого-то. Такого полно, особенно на региональном уровне.

О развитии медиа

Мы очень замкнуты на себе в медийном плане. Все о себе, не очень смотрим, что происходит с миром, – преобладает эгоцентризм. Если говорить о системных проблемах украинской журналистики, то это медиа, которые принадлежат олигархам и используются как инструмент влияния на политическую и бизнес-ситуацию.

Это очень печалит, портит рынок и качество журналистского продукта. Но обнадеживает то, что появляются ростки более-менее здравого смысла в интернете, онлайн, даже проекты в социальных сетях, которые показывают иногда стандарт качества значительно выше, чем масс-медиа.

интервью со стипендиатом Стэнфорда Александром Акименко

Фото предоставлено Александром Акименко

О работе в Forbes, борьбе и влиянии

Мой основной вывод из опыта заместителя редактора Forbes: журналистика – очень влиятельная и серьезная профессия, это то, что может менять ход истории. Даже одна заметка может кардинальным образом что-то изменить.

Я возглавлял отдел расследований, и мы видели, как «Семья» дерибанила страну, как растаскивалось то, что плохо лежало, как пилилось все на тендерах, как деньги из государственного бюджета использовали, как свои карманные. И информация, которую добывали журналисты, помогла людям с этим бороться.

Каждый, кто придет к власти, должен знать, что он под наблюдением не только журналистов, а людей в принципе. Если есть желание украсть, то люди будут бить по рукам, притом больно, а кто-то впоследствии будет сидеть в тюрьме. За любыми брутальными неправомерными действиями наступают последствия, и каждый политик, чиновник или бизнесмен должен это понимать. Когда-то наконец-то нужно будет прийти к этическим стандартам ведения бизнеса и государственной службы.

О трансформации журналиста

Значимость журналистики, проверки фактов возрастает с каждым днем. Медийные организации сейчас страдают из-за технологического прогресса. Социальные сети, платформы типа Google, Facebook «съели» все рекламные бюджеты, а журналистов, создающих качественный контент, не за что кормить.

В то же время их роль становится более значительной. Борьба с фейковыми новостями, так называемой пост-правдой. Кого читать? Кому верить? Кто предоставит информацию о том, как об этом думать? Блогеры? Сегодня они есть, завтра их нет. Сегодня человек под одним именем, завтра под другим. Кто будет той опорой миру и предохранителем от того, что все не развалится к чертовой матери? Как это происходит с Евросоюзом сейчас, с Brexit и Трампом.

Журналисты утратили монополию на предоставление информации. Facebook сейчас активно борется с дезинформацией, пытается каким-то образом верифицировать информацию, которая поступает к пользователям, понизить рейтинг фейк-новостям. Это необходимый, но очень опасный путь. Очень много этических дилемм. Кто решает, фейк это или не фейк, кто проводит эту проверку? Опасный инструмент, если он в руках кого-то нехорошего.

интервью со стипендиатом Стэнфорда Александром Акименко

Фото: Татьяна Пастир

О критическом мышлении

Я подписан на CNN, The New York Times и Reuters. К последнему у меня больше всего доверия. Стандарты, по которым они работают, и ресурсы, которые они тратят на проверку фактов, беспрецедентны.

Журналисты должны предоставлять людям возможность критически мыслить относительно решений, хороших, плохих или средних, которые принимает власть. Они никому ничего не должны, это довольно независимая профессия. Я бы не говорил, что журналистика должна быть в оппозиции к власти, потому что власть – это что-то бесформенное. Думаю, что быть в оппозиции к власти должна политическая оппозиция. А журналисты должны освещать события для тех, кому это важно.

Есть, например, два решения власти: одно – о подписании договора о ассоциации Украины с ЕС, а другое – принятие законов 16 февраля 2015 года, за которые голосовали депутаты во время Майдана. Журналистика, пребывающая в оппозиции к власти, должна быть против обоих ее решений? Нам не обязательно забрасывать грязью все то, что делает власть, потому что некоторые ее шаги действительно достойны того, чтобы их уважать.

Об онлайн-издании «Платформа»

«Платформа» – это команда очень талантливых людей, которая небезразлична к медиа. Им нравится делать крутой контент для читателей и для себя. Мы не дотируемое медиа, что на украинском рынке редкость. Издание стало окупаемым в начале 2016 года.

О том, как развить лидерство

Нужно мечтать и мечтать о большем, чем есть возможность воплотить. Найти пример для подражания и ментора, который будет помогать, консультировать, поддерживать. Не бояться экспериментировать. Даже если в десятый раз вы проваливаетесь или ошибаетесь – не останавливаться, потому что одиннадцатый может привести к успеху или хотя бы к удовлетворению от собственной работы.

Мой коллектив добивается эффективности от меня, а не я от них. В этом весь секрет, потому что нужно просто собирать людей, которые талантливы сами по себе, талантливее тех, кто их нанимает.

интервью со стипендиатом Стэнфорда Александром Акименко

Фото: Татьяна Пастир

Об успехе

Успех – довольно эфемерное понятие. Нужно собирать команды, верить в людей. Людям, которые ищут работу, важно найти в первую очередь команду, к которой они хотят присоединиться, людей, которые бы разделяли их ценности. Нужно не бояться своих идей, выбрасывать на свалку то, что не работает, браться за новое.

интервью со стипендиатом Стэнфорда Александром Акименко

Фото предоставлено Александром Акименко

Share on FacebookTweet about this on Twitter

Читайте также

  • Дмитрий Дударев

    Чувак пидор. Предатель. Сука. Ненавижу. Чтоб этот какол сдох поскорее, падла.

    • Paul Igel

      !? Имбецил, умри тихо…

  • realist

    Так и хочется спросить словами одного персонажа: если вы такие умные, то чего строем не ходите?
    Разве не так как и раньше «пилится» бюджет, бизнес не уходит в тень или не закрывается вовсе, может СМИ стали честнее и правдивее? Новостей нет — одни старости, достаточно посмотреть заголовки, чтоб понять: у нас всё по прежнему.
    Вилки надо населению выдавать для борьбы с подобными мучными изделиями.