О соцсетях, нарциссизме, новых смыслах и стрессах современного человека: интервью с психологом Александром Белоусом

Share on FacebookTweet about this on Twitter

Кто еще десять лет назад мог предсказать, например, нынешнюю всеобщую погруженность в социальные сети? Мир меняется стремительно и непредсказуемо, раз за разом дарит нам новые возможности и ставит перед новыми вызовами. О проблемах, порожденных миром современных технологий, редакция rabota.ua поговорила с кандидатом психологических наук, преподавателем факультета психологии Киевского национального университета имени Тараса Шевченко Александром Белоусом.

О среде обитания

Я писал диссертацию по экологической психологии и веду сейчас предмет с таким названием. Часто люди, когда слышат это слово – «экологический», думают о природоохранной деятельности. На самом деле это понятие гораздо шире. «Экос» – в переводе с греческого означает «жилище». Когда мы говорим об экологии, подразумевается среда обитания любого рода. В том числе, и виртуальное пространство.

В рамках своего курса я половину времени отвожу на анализ психологии человека в интернете. Ведь человек взаимодействует с разными средами. Если с материальной средой хотя бы все более-менее очевидно, то информационная среда взаимодействует с человеком, зачастую, минуя осознание им самого факта существования этой среды. А виртуальная среда – это вообще интересно. Осознаем ли мы, где мы находимся, что мы посещаем, как это влияет на нас, на наши поступки и наши результаты в «материальном» мире?

О соцсетях, нарциссизме, новых смыслах и стрессах современного человека: интервью с психологом Александром Белоусом

Фото: Татьяна Пастир

О работе и нарциссизме

Мысль, что современное общество более нарциссизировано, чем предыдущие эпохи, – общее место в рассуждениях современных исследователей. Больше об этом говорят культурологи и философы, но и психологи тоже отмечают такое явление.

Но началось это не сегодня. Кто-то из исследователей отметил тот момент, что с появлением  фабричного производства человек перестал быть объективным оценщиком результатов собственного труда. Например, крестьянин пашет, сеет, жнет, мелет – он всегда понимает, хорошо ли он поработал, щедрый ли собрал урожай. Или кузнец сковал подкову, видит – хорошая подкова, служить будет долго, значит, отлично справился. В этом случае человек самодостаточен, ему не нужна ежесекундная похвала от посторонних людей.

Когда человек стал отчуждаться от результатов своего труда, когда он делает небольшую часть большой работы и не может оценить, что он ее сделал прекрасно, – тогда ему нужна внешняя оценка. Кто-то другой должен сказать: «Ты – молодец, справился. Ты сделал больше, сделал лучше». Сейчас огромное количество людей работает на тех работах, где они очень нуждаются во внешней оценке.

Неспособность дать себе здравую оценку формирует патологическую потребность в одобрении, принятии, «лайканьи». И то, что выглядит как непрерывное самолюбование собой в социальных сетях, – это не что иное, как запрос на ободрительные комментарии и оценки.

О соцсетях, нарциссизме, новых смыслах и стрессах современного человека: интервью с психологом Александром Белоусом

Фото: Татьяна Пастир

Об иллюзии массовости

Часто говорят как о проблеме, что десятки или даже сотни миллионов человек фактически дублируют свою жизнь в соцсетях. И для многих при этом виртуальная жизнь становится чуть ли не важнее реальной. Но здесь легко поддаться иллюзии массовости. Количество активных пользователей Facebook по отношению к населению планеты Земля невелико (1,86 млрд и 7,3 млрд соответственно – ред.). А количество уж очень активных – еще меньше. Мы имеем дело с активностью достаточно большого, но вполне ограниченного количества людей, которые приобретают статус медийных, монетизируют свою известность или просто наслаждаются ею. Такие люди – лидеры мнений – были всегда. Это та же «главная бабушка» на лавочке у подъезда. Или еще раньше – представитель какой-то церковной общины, например.

Сказать, что что-то поменялось в природе человека, нельзя. Люди всегда фотографировались. До фотографий заказывали портреты. Писали письма, вели дневники. Уходят письменные дневники как какой-то момент исповедальности перед собой. Но все равно психологи знают, что любой дневник, даже самый тайный, все равно пишется с потенциальным посланием к читателю, пусть этого читателя и не будет. Теперь же эти дневники с самого начала становятся публичными.

О взмахах маятника

Не бывает так, чтобы все менялось только в одну сторону. До какого-то момента маятник публичности качнулся в сторону бесконечных селфи, фотографий еды. Но сейчас уже фотографий еды стало меньше. Если  пару лет назад люди в Instagram размещали свои завтраки, обеды и ужины, то сейчас они делают это намного реже. Например, только в новом месте или если необычная кухня. Но волна уже проходит. Точно так же пройдет на убыль и волна «себяшечек». Все приедается, надоест и это.

Вот даже на работе: коллеги, которые вынуждены быть на месте с 9 до 18, и когда нет рабочей запарки – чем заняты экраны их компьютеров? Я вижу, что уже полгода как опять появились «пасьянсы», другие «древние» игры. У этих людей есть Facebook, но это не занимает уже часы, а всего лишь минуты. Поэтому я бы не стал драматизировать ситуацию.

О соцсетях, нарциссизме, новых смыслах и стрессах современного человека: интервью с психологом Александром Белоусом

Фото: Татьяна Пастир

Об эпохе стресса и субъективности

Часто можно слышать, что мы живем в эпоху стресса, и он становится все более серьезной проблемой. Это сложнее, чем просто «да» или «нет». Стресс – это изменение обстоятельств жизни, субъективно переживаемое как значимое.

Представим себе камеру предварительного заключения. Две женщины, обе беременные. Первая – рецидивистка, которая не в первый раз в заключении. Для нее эта беременность в принципе облегчающее обстоятельство, она может выйти под подписку, поэтому эта ситуация не является стрессом. Вторая женщина – финансовый директор крупной компании, которую подставили. Для нее тюрьма – это стресс. В итоге влияние на плод у обеих матерей будет совершенно разным.

Главная фишка в стрессе – субъективность: у двух разных людей одно событие может быть стрессом и не стрессом. Стресс – это не ситуация, а то, как человек на нее реагирует.

О контроле над стрессом

Есть феномен субъективного контроля над стрессом. Он был открыт и описан (правда, не под этим названием) Виктором Франклом, выдающимся психиатром и психотерапевтом, который попал в гитлеровский концлагерь. Он обнаружил, что люди по-разному переживают попадание в невыносимые условия. Одни проживают достаточно продолжительное время. Другие – довольно быстро, даже будучи здоровыми при поступлении в концлагерь, худеют, цинга, инфекции, гибель.

Психолог выявил, что выживают люди, жизнь которых наполнена смыслом. Человек живет в невыносимых условиях, но у него есть мечта, идея, молитва, вера, ожидание – в общем, его что-то наполняет. Для биолога, физиолога, наличие смысла будет описано как субъективный контроль ситуации. Если вы, погружаясь в метро, раздражаетесь от всех людей – это будет стрессировать. Если вы воспринимаете это как фон, вы улыбаетесь своим мыслям или читаете книгу, от этого абстрагируясь – стресса нет.

Субъективный контроль над ситуацией – то, что делает человека стрессоустойчивым. Многие люди интуитивно это делают. Почему люди в метро листают телефоны, читают книги? Не самое комфортное времяпровождение – 40 минут под землей. Вот люди и находят какую-то другую реальность.

О соцсетях, нарциссизме, новых смыслах и стрессах современного человека: интервью с психологом Александром Белоусом

Фото: Татьяна Пастир

О переменах и новых смыслах

Говорят, что сейчас время перемен – люди меняют по много работ, по несколько профессий. Надо посмотреть, почему меняют. Можно менять работу, можно менять профессию, можно менять жен. Возьмем, к примеру, жен. Человек достигает какого-то возраста. Есть стабильная работа, в ней ему все понятно, и времени много она не занимает. Дети подросли, отдалились. И жена – уже не та, что раньше. Скучно жить. Тут появляется кто-то новый и заполняет жизнь смыслом, сексом. Развод, женитьба, новый круг.

А взгляд со стороны: как раз в тот момент, когда вы поняли, что работа поднадоела, жена или муж притерлись, дети отдалились – ваша жизнь не наполнена никаким смыслом. И как раз в момент экзистенциального кризиса надо обрести новый смысл жизни, а не выйти на новый круг. Жена или муж – ваш большой и лучший друг в течение долгих лет, дети – взрослые люди, с которыми вы можете – наконец-то! – общаться на равных. А меньшая занятость на работе дает возможность уделить больше времени себе и близким.

Обретите новый смысл. Так же мы пытаемся что-то найти в новых профессиях – мы в них ищем новые смыслы. А ведь можно найти новые смыслы в старой деятельности. Впрочем, можно попробовать и что-то новое. Почему бы и не пробовать?

О достижении успеха

Со студенческих лет я знал, что в СССР в академической науке существует такая табель о рангах: преподаватель, доцент, профессор. И когда вы достигаете какого-то звания, то дальше можно почивать на лаврах. Как звезды на погонах прирастают. Заслуженный артист, народный артист.

А я смотрю на голливудских актеров – да нет у них заслуженного артиста американской республики! Есть успешный проект. Есть успех. Есть гонорар. Есть «Оскар». Потом есть годы простоя, депрессия. Может, наркотики, алкоголь, развод. А потом новый успех.

В мире бизнеса, когда компании между собой конкурируют, занимают какие-то позиции. Потом фирма исчезает. Банкротится. И все сначала. Да, у вас есть в резюме ваши предыдущие успехи, но в принципе вы снова должны конкурировать с более молодыми, амбициозными. Тем, кто застал советское время, представить, что жизнь состоит из постоянного процесса барахтанья в ней, – довольно сложно.

О соцсетях, нарциссизме, новых смыслах и стрессах современного человека: интервью с психологом Александром Белоусом

Фото: Татьяна Пастир

О полноценном общении

С одной стороны, можно услышать сожаления о том, что люди сейчас меньше общаются лично, уходя в интернет. А я смотрю на характер общения студентов, которые могут переписываться в мессенджере, – идет полноценное общение.

Известно исследование из социальной психологии о том, что даже близкие друзья, которые виделись достаточно часто, при перемене места жительства начинают встречаться реже. А если время на дорогу до места встречи занимает больше часа, то эти люди видятся не чаще, чем раз в месяц. Но есть возможность связываться онлайн. Например, для пожилых людей, которым сложно выйти из дому, видеочат – это прекрасная возможность.

С другой стороны, представьте себе бездумное времяпровождение людей, которые очно встречаются и точат лясы. Прожигая жизнь часами, годами праздно. Точно так же это время можно провести праздно и в интернете, а можно и продуктивно, сэкономить время и ресурсы. Вопрос в том, что человек считает ценностью.

Share on FacebookTweet about this on Twitter

Читайте также

  • гизелла

    «Тем, кто застал советское время, представить, что жизнь состоит из постоянного процесса барахтанья в ней, – довольно сложно.» А что всем остальным легче? Или их мир иной? Не поняла связи…

    • Влад

      он имел в виду, что при совке было постоянство (пришел на комбинат и отпахал там лет 40, может в разных должностях, но на одном предприятии), и людей не тревожило что фирма обанкротится, и все начинать по новой, как например, мне, уже в 38 сложно конкурировать с более молодыми, которыми легче управлять (не очень уж охотно таких «поумневших» берут на работы, где можно выжимать по 200%) — это первое, второе — даже если ты профи, и стараешься следить за инновациями, все равно те, кто младше тебя быстрее овладевают новыми навыками, и это тоже создает конкуренцию.

      • vvvvlllll

        Все проще, на самом деле — в то время работа не заполняда собой всю жизнь. Не очень-то и стремились «конкурировать». Да и не так просто это было в то время уравниловки всеобщей. «А хочешь жни, а хочешь куй, а все равно получишь… » — грубо, но эта поговорка из тех времен. Это была такая повинность..поэтому больше интересно было другое, личное.. каждый «сходил с ума по своему». Кто-то хорошо вязал, кто-то редкие книги читал и обсуждал с такими же, ктото рецептиами обменивался. Именно поэтому на работе часовые чаепития были нормой. А куда спешить? Как ни странно, но в этом был и смысл. Больше было дружбы, люди больше общались.